Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

счетчик посещений
Друзья! Просим Вас поддержать наш проект! Вся прибыль, оставшаяся после печати книг и их рассылки, пойдёт на реставрацию нашего храма.

    Друзья, братья и сестры! Будем признательны указанию на источник, из которого приведены данные выдержки. Спаси Бог!

 

    САВИЧИ – старинный малороссийский дворянский род, имевший свои ветви и в России, в том числе на территории бывшего Крестецкого уезда Новгородской губернии (ныне часть земель Крестецкого уезда относится к Окуловскому району.

    История этого рода ведёт своё начало с 1687 года, когда сыновья малороссийского сотника Саввы Прокоповича стали писаться Савичами (Саввичами).

    На Новгородчине С. появились в 30-х годах XIX века, когда юная красавица Ольга Александровна С. (1818 г.р.) – дочь полковника, героя войны 1812 года Александра Яковлевича С., приехала погостить к своей тётушке по матери Ольге Богдановне Сукни (в замужестве Тихановой). Рано овдовев и не имея детей, Ольга Богдановна жила; в деревне Памозово Крестецкого уезда недалеко от Каёва (Боровёнковское поселение).

    Живя у тётушки, Ольга Александровна вскоре вышла замуж за соседского помещика, капитан-лейтенанта в отставке Константина Павловича Лисовского (1811-1861). В 1836 году молодые поселились в усадьбе матери жениха Успенское, что стояла в деревне Мошо(е)нка, ныне Заречная (см. Усадьбы Окуловского района: усадьба Успенское).

    В 1842 году К.П. Лисовский стал предводителем дворянства Крестецкого уезда. С Ольгой Александровной у него было 5 дочерей:

341

 

Елизавета (умерла в 1872 году), Софья, Зинаида (1841-1883). Любовь и Надежда (умерла младенцем). Ольга Александровна умела играть на фортепьяно, занималась живописью. В Успенском даже висели работы её кисти – портреты мужа и родного брата, Платона Александровича С, который был начальником артиллерии Варшавского военного округа. Висел здесь и портрет её дочери Зинаиды, написанный профессором живописи Академии художеств П.П. Иковым. Забегая вперёд, скажем, что эту картину чудом удалось спасти во время погрома имения в 1918 году, но она была похищена из петербургской квартиры С. во время блокады Ленинграда.

    В 1861 году К.П. Лисовский умер. Вскоре после этого к Ольге Александровне в усадьбу Успенское, которую она унаследовала от мужа, приехали погостить из Малороссии два её кузена – Иван Яковлевич и Фёдор Никифорович С. Здесь они женились на двух старших дочерях Ольги Александровны – Софье и Зинаиде. Венчания молодых состоялись в один день 2 июля 1862 года в старой деревянной церкви погоста Язвищи (см. Церкви Окуловского района: церковь Святой Троицы на погосте Язвищи).

    Так возникли две семьи С. Ольга Александровна отдала Зинаиде и Фёдору Никифоровичу усадьбу Успенское с деревнями Шалово, Мошо(е)нка, Малые Гусины, Поддубье. А Иван Яковлевич с женой поселились в имении Вознесенское в Каёве (Каёво-Вознесенское).

    Фёдор Никифорович С. (1836-1910) большую часть своей жизни провёл на службе в Крестецком уезде и был широко известен своей общественной деятельностью. В разное время он занимал должности мирового посредника, мирового судьи (в течение 24 лет), земского начальника (почти 15 лет), гласного уездного и губернского земств.

    Фёдор Никифорович и Зинаида Константиновна имели 8 детей: Ольгу (1864-1902), Людмилу (1865-1916), Константина (1868-1917), Любовь (1870-1941), Алексея (1873-1891), Зинаиду (1875-1922), Софью (1880-1932) и Фёдора (1883-1971). Был у земского начальника ещё и сын Дмитрий (1884-1937) от второго брака с Александрой Николаевной Лейхтфельд (1842-1913), в котором он состоял после смерти Зинаиды Константиновны в 1883 году.

    Одноэтажный деревянный барский дом в усадьбе Успенское был выстроен в стиле классицизма. Парадный вход дома со стороны двора украшал небольшой портик с четырьмя деревянными белыми колоннами и двумя одноэтажными флигелями, соединёнными с главным зданием крытыми галереями. С западной стороны левого флигеля был пристроен крытый балкон. В каждом флигеле имелось по 6 комнат, при этом в левом

342

 

находились кухня и комнаты прислуги, а в правом флигеле жили домочадцы.

    Въезд в усадьбу обозначался двумя рядами барбариса, посаженного вдоль проезжей дороги. Перед домом были разбиты цветники с розами, шиповником, астрами и проч. Много росло сирени и жасмина. Ныне на окраине деревни Заречная (бывшая Мошо(е)нка) на высоком левом берегу речки Мшанки ещё сохранились остатки усадебною парка, амфитеатром спускающегося к речке. В его верхней точке, в зарослях кустарника, среди куп старых елей, лип, берёз и вязов, угадывается фундамент барского дома. Под пологом парка можно встретить редкий в наших краях любимый украинцами цветок барвинок, напоминающий о прежних хозяевах усадьбы, выходцах из Малороссии.

    Пахотной земли в Успенском имелось мало. В основном угодья засевались тимофеевкой, клевером и другими кормовыми травами, так как в поместье разводили скот. При Фёдоре Никифоровиче были построены 2 больших скотных двора, где содержались 80 коров. Рядом находилось помещение, где молоко перерабатывалось на творог, сметану и масло, а затем отправлялось в Петербург на продажу. В 1866 году в местечке Шалово, в 2-х км от Успенского. Ф.С. основал винокуренный завод, вырабатывавший до 8 тысяч вёдер вина в год. Здесь же он поставил и мельницу. По воспоминаниям старожилов, местные крестьяне любили Фёдора Никифоровича и называли его не иначе как «наш барин».

    Однако, несмотря на то, что на ежегодных сельскохозяйственных выставках, проходивших в селе Торбино, поместье земского гласного часто отмечалось высокими показателями, доходы от его молочно-животноводческого хозяйства были невелики. На жизнь многочисленной семье часто не хватало средств. Один из сыновей Фёдора Никифоровича, Фёдор Фёдорович, эмигрировавший после революции 1917 года за границу, в письмах из Франции вспоминал, что когда дети обращались к отцу с просьбой съездить в Новгород пли купи чго-либо, то обычно он отвечал: "Нет денег". Ф.С. в глазах детей был скуповатым человеком.

    О судьбе младшего сына Фёдора Никифоровича, Дмитрия Фёдоровича, известно, что он стал юристом, состоял членом Коллегии адвокатов в Крестцах. После ареста в феврале 1930 года его приговорили к 10 годам лагерей. Но в 1932 году после изменения приговора выслали в Караганду, где в 1937 году расстреляли.

    Есть данные, что одна из дочерей Фёдора Никифоровича. Людмила Фёдоровна, прекрасно рисовала и даже участвовала в росписи Ново-Покровской церкви в Козловке (см. Церкви Окуловского района: церковь Покрова Пресвятой Богородицы в д. Козловка).

343

 

    Больше информации сохранилось о старшем сыне Фёдора Никифоровича, Константине Фёдоровиче. Поначалу он с женой Пульхерией Александровной (в девичестве Розенберг) жил в Успенском, зачем переехал в Крестцы, где служил гласным уездного Земского Собрания. Какое-то время супруги проживали в Подгощах Старорусского уезда, где Константин Фёдорович также занимал должность земского начальника. После смерти отца семейство поселилось на хуторе Шалово. Здесь Константин Фёдорович стал строить новый дом (в советские времена этот дом был разобран и перевезён в другое селение). См. также Боровёнковское население.

    У Константина Фёдоровича и Пульхерии Александровны были дети: Дмитрий (1896-1918), Константин (1808 – ?), Алексей (1900 – пропал без вести во время ВОВ) и Зинаида (1902 – ?).

    Совсем юный сын Дмитрий в 1916 году был направлен па фронт. Отличившись за 6 месяцев боёв, он получил сразу 4 ордена – св. Станислава II и III степеней и св. Анны III и IV степеней. После, ранения офицер Кексгольмского полка Дмитрий С. зиму 1917-1918 годов провёл дома в Шалове. В январе 1918 года он добровольно вступил в Красную Армию, но вскоре его обвинили в предательстве и расстреляли в сентябре 1918 года. После его смерти осталась тетрадь – Дмитрий С. писал стихи. Читая его прекрасные юношеские творения, можно представить себе жизнь в чудесном «дворянском гнезде» – имении Успенское:

 

Заснувший парк молчит.

Деревья вековые

Нависли надо мной темнеющим шатром.

Молчит и вспоминает дни былые

Старинный барский дом.

Все тихо в нём.

Вокруг кусты сирени

В цвету весеннем льют свой аромат.

Крыльца с колоннами широкие ступени

В родной приют меня войти манят...

1915

 

    У Ивана Яковлевича С. и его жены Софьи Константиновны, поселившихся в имении Вознесенское, было 8 детей: Надежда, Ольга, Вера, Яков. Софья (см. Усадьбы Окуловского района: усадьба Лутково Вышнеградских), Николай, Сергей и Антоний. В своей усадьбе Иван Яковлевич на высоком техническом уровне вёл земледелие, используя молотилки с водяным приводом, веялки, плуги. Хозяин Вознесенского отличался трудолюбием и предприимчивостью. В 1863 году он был определён в кандидаты в мировые посредники, а в 1875 году избран

344

 

мировым судьёй. В период с 1880 по 1890 годы Иван Яковлевич служил предводителем дворянства Новгородской губернии. Одновременно занимался банковской деятельностью в Санкт-Петербурге (был одним из учредителей Санкт-Петербургской конторы Волжско-Камского банка, возглавлял Международный банк и др.), а также котиковым промыслом на Камчатке.

    Усадебный дом в Каёве стоял среди зелени прекрасного парка, расположенного по обоим склонам речки Мшанки, текущей в глубокой и узкой долине. В парке росли ели, лиственницы, дубы, пихты, веймутовые сосны, берёзы, серебристые ивы, липы и даже кедр, у которого часто фотографировалась семья каёвских С. За парком ухаживал дипломированный садовник, поляк К.И. Нарбут. К слову сказать, его дочь (Мария Константиновна Нарбут) в 90-х годах XX века часто приезжала в Каёво на лето.

    Примечательно, что на склоне Мшанки до сих пор бьёт источник чистейшей родниковой воды, над которым когда-то был сооружён навес с иконой на резных столбах. Родник этот – особая достопримечательность Каёва. Именно в его честь карелы, поселившиеся в этих местах в XVII веке, назвали свою деревню (слово «родник» по-карельски звучит – «кайво»).

    При С. действовала на речке мельничная плотина, которая образовывала небольшое водохранилище. Здесь была устроена купальня. Неподалёку, на насыпном холме, обсаженном пихтами, стояла ажурная китайская беседка. От неё вверх к главному дому вела широкая многомаршевая парковая лестница. Одноэтажный деревянный дом с мезонином смотрел в парк и на речку застеклённой террасой и широким балконом. Чуть в стороне стоял флигель, соединённый с главным зданием крытым переходом.

    Наследником усадьбы Вознесенское стал сын Ивана Яковлевича – Яков Иванович С. В Петербурге он служил директором Международного банка, был человеком деятельным и общительным и каждое лето с женой Инной Николаевной (в девичестве Бернард) и двумя сыновьями. Костей и Ваней, приезжал в отлично обустроенное имение, управлял которым Амплей Кашпелев.

    Часто у Якова Ивановича в Каёве гостили столичные гости – композиторы, художники, знатоки искусства. Отчасти это объяснялось тем, что Инна Николаевна была дочерью владельца нотного магазина «Нувелист» на Невском проспекте. Её отец также издавал ежемесячный нотный журнал с одноимённым названием и владел нотным издательством в Петербурге. К слову сказать, по заказу этого издательства композитор П.И. Чайковский написал цикл фортепьянных пьес «Времена года»,

345

 

опубликованный в 12 номерах журнала «Нувелист» в 1876 году.

    Атмосфера художественного творчества царила в обеих усадьбах С. Здесь занимались музыкой, живописью, устраивали вечера. Как упоминалось выше, хорошо рисовала Ольга Александровна С.-Лисовская и её внучка Любовь Фёдоровна С. Учились живописи Костя и Ваня С. – сыновья Якова Ивановича. Их домашним учителем в Петербурге был известный художник К.Ф. Юон, который часто приезжал в гости к Савичам и в Каёво (см. Юон КФ.).

    В Каёве бывали также профессор Академии художеств П.П. Иков, живописец и график И.И. Бродский, художник А.Н. Бенуа (предположительно) и более молодые в те годы художники, например, большой мастер пейзажа Михаил Георгиевич Платунов (в будущем автор целой серии картин «Ленинград в блокаде»). Именно с ним был особенно дружен Яков Иванович С. и его дети. Известно, что какое-то время после революции 1917 года М.Г. Платунов хранил семейный альбом С., который он затем передал наследникам.

    Евгения Павловна Храповицкая (в замужестве Юзефович) – дочка П.А. Храповицкого, чьё имение Ватагино находилось по соседству (см. Храповицкие), также была очень дружна с С. Вместе со своими сыновьями она часто гостила у них и в Каёве, и в Успенском, а впоследствии породнилась с ними. Дружили Савичи и с военными моряками Пилкиными, имение которых стояло неподалёку па озере Льняном. Есть также предположение, что в 1879 году в своё пребывание у тёщи Л.А. Берс в её имении Утешенье, что находилось по соседству с Вознесенским, Ивана Яковлевича С. навещал писатель Л.Н. Толстой.

    Все С. занимались благотворительностью. Фёдор Никифорович принимал деятельное участие в постройке храмов в Козловке, Язвищах и селе Виеленев Остров (см. Церкви Окуловского района). После открытия в Каёве первого в Крестецком уезде двухклассного министерского училища (см. Боровёнковское поселение: Сельцо-Никольское) он более 40 лет состоял его почётным блюстителем. Фёдору Никифоровичу принадлежит также заслуга открытия многих земских школ в уезде.

    В 1883 году Иван Яковлевич С. и его жена Софья Константиновна пожертвовали крупную сумму денег на строительство детской больницы в Новгороде. А несколькими годами ранее, в 1875 году, Софья Константиновна предложила на уездном Земском собрании построить за счёт собственных средств больницу в Каёве.

    Этим планам удалось осуществиться – вскоре на полпути из Каёва в

346

 

погост Язвищи открылась Каёвская больница, которая поначалу разметалась в деревянном здании. В 1904 году, уже после смерти Софьи Константиновны, её сын Яков Иванович выделил средства на строительство в Каёве каменного здания лечебницы. После революции почти 40 лет главным врачом здесь работал Пётр Яковлевич Осницкий (сын местного священника Якова Петровича Осницкого), который пользовался у местного населения большой любовью и уважением. После его смерти в 1961 году больницу закрыли. Через 30 лет в 1991 году энтузиасты-врачи из Петербурга, супруги Терещенковы. сделали попытку вновь открыть больницу, и это им удалось. Но учреждение проработало только два года. Ныне здание Каёвской больницы находится в плачевном состоянии.

    Революция 1917 года разрушила прежние дворянские устои. В 1918 году советской властью были конфискованы и разграблены имения Вознесенское и Успенское. Всё имущество Савичей перешло сельсоветам, школам, избам-читальням. Дом в усадьбе Успенское разобрали и вывезли. Библиотека Лисовских-Савичсй, насчитывающая 4172 тома книг, перешла во владения Каёвского Народного дома, который получил также подшивки журналов, таблицы по агротехнике, штативы и микроскоп, то есть ту литературу и приборы, которые использовал бывший хозяин имения для проведения сельскохозяйственных опытов. Когда громили Успенское, по парку разлетались книги, картины, рисунки. Можно представить, сколько культурных художеств там погибло! К счастью, удалось спасти некоторые семейные портреты и тетрадь стихов юного Димы С.

    В 1918 году Яков Иванович С. эмигрировал с семьёй во Францию, оставив свою квартиру в Петрограде под присмотром упомянутого выше художника М.Г. Платунова. Умер бывший хозяин Вознесенского в Париже в марте 1949 года. Последние С. покинули Окуловскую землю в 1925 году, также выехав за пределы России.

    Известно, что в первые советские времена в главном здании усадьбы Вознесенское устроили школу, которая сгорела в 1921 году. На сохранившийся после пожара фундамент был поставлен другой дом, перевезённый с хутора База, но и он простоял недолго. Позже на этом месте построили сельский клуб, который тоже сгорел. В настоящее время о каёвском имении напоминает только величественный парк, в котором произрастают редкие породы растений. Именно поэтому сегодня особенно важно проявлять пристальное внимание к усадьбе Вознесенское.

    С. хоронили на старинном погосте Язвищи (см. Приложение 2). Здесь

347

 

были преданы земле Иван Яковлевич С. (умер в 1894 году) и дети Фёдора Никифоровича С. – сын Константин Фёдорович и дочь Людмила Фёдоровна. Но в настоящее время их могилы, скрытые под более поздними захоронениями, не сохранились.

    В Язвищах можно найти могилы О.Б. Тихановой (урождённой Сукни) и Зинаиды Константиновны С. (урождённой Лисовской). Когда в 1891 году на погосте открывали новый каменный храм Святой Троицы, были совершены перезахоронения праха Ольги Александровны С. и Софьи Константиновны в фамильный склеп. До 1961 года церковь находилась в хорошем состоянии, хотя службы в ней давно не шли. Но позднее началось осквернение могил и храма в поисках золота. Большинство надгробий было похищено. Осквернили и цинковый гроб, в котором покоилась забальзамированная юная Софья С. Её останки предали земле местные жители.

    Фёдор Никифорович С. и его вторая жена Александра Николаевна (урождённая Лейхфельд) похоронены в Козловке (см. Приложение 2).

 

Литература:

Брикккер Л.Э. Путеводитель по Окуловскому району. – СПб.: Издательство «Лема», 2008. – 88с. – С. 59-62.

Михайлов Д. Воспоминания о предках. – Великий Новгород. 2002. – 268 е.: ил.

Михайлов Д. Путешествие в прошлое. // Окуловский вестник, 1997. – 29 января.

Михаилов Д. Старое кладбище на новгородском погосте Язвищи. // София. – 2000. – № 1. – С. 32-33.

348

 

 

Церковь Святой Живоначальной Троицы на погосте Язвищи (Боровёнковское поселение)

    Древний погост Язвищи располагается в 3 км от деревни Каёво. По преданию, его название связано с речкой Язвинкой (Язовкой). береговые откосы которой изрыты многочисленными норами лис. Здесь на холме, в окружении высоких деревьев, сливаясь в единое целое с местным ландшафтом, стоит величественная Троицкая церковь. В материалах Государственного архива Новгородской области она значится как храм Святой Троицы с приделами Святого Николая Чудотворца и Святого Благоверного князя Александра Невского.

    Памятник был построен в 1891 году на средства богатых прихожан из числа местных жителей и земских деятелей. Освящение происходило в торжественной обстановке при большом стечении народа. Как свидетельствует предание, при закладке церкви под её пологом была замурована серебряная ваза с золотыми монетами.

    Несмотря на то, что сегодня язвищский храм находится в запущенном состоянии, он сохранил свои прекрасные архитектурные достоинства. Четырёхстолпный. крестовокупольный, он представляет собой сооружение из красного кирпича с побелёнными деталями и носит характер «русского романтизма». Основной объём памятника – трёхглавый с тремя апсидами.

494

 

    Большое впечатление производит глубокая чаша светового барабана. Световой барабан купола – шлемовидный, имеющий 8 больших арочных окон. Под куполом располагается трёхъярусная колокольня, к которой по бокам примыкают 2 пятигранных «кармана». Троицкая церковь отличается псевдорусским декором. Расстекловка узких арочных окон мелкая, с элементами готики. Внутри стены выкрашены розовой клеевой краской с белёными тягами. Но интерьер не раздроблен живописью или декором, а сливается с ними в единое целое. Неподалёку от храма на кладбище стоит разрушенная каменная часовня неизвестной даты постройки.

    Известно, что до воздвижения в Язвищах каменной церкви здесь была деревянная церковь Живоначальной Троицы, построенная в 1763 году взамен обветшавшего храма Святого Архистратига Михаила. Издавна у её стен ежегодно проходили 5 ярмарок: Благовещенская (25 марта – ст. ст.), Никольская (9 мая – ст. ст.), Троицкая (в Троицу), Михайловская (6 сентября – ст. ст.) и Никольская (6 декабря – ст. ст.). Шестая ярмарка Десято-Пятницкая – проходила в соседней деревне Данилово в пятницу на 10-й день от Пасхи. В дни ярмарок съезжалось в Язвищи из окрестных деревень до 300 подвод.

    Именно в деревянной церкви Живоначальной Троицы венчались в один день кузены Ольги Александровны Савич – Иван Яковлевич и Фёдор Никифорович Савичи. женившиеся на двух старших её дочерях – Софье и Зинаиде (см. Савичи). В 1887 году возле этого храма была погребена Ольга Александровна Савич-Лисовская, а немного ранее, в 1883 году, её дочь Зинаида Константиновна (скончалась в возрасте 41 год). Когда же в Язвищах закончилось строительство каменной церкви, их останки перезахоронили в фамильный склеп нового храма.

    Службы в деревянной церкви Живоначальной Троицы осуществляли Тимофей Данилович Храповицкий (60-е годы XIX века), Михаил Михайлович Быстрицкий (в 1864 году), Михаил Ильинский (в 1889 году), Иннокентий Созин (в 1891-1896 годах) и др. На протяжении более чем 150 лет с небольшими перерывами в обоих язвищских храмах служили местные священники Осницкие. Газета «Епархиальные ведомости» за 1889 год сообщала о том, что Александр Осницкий за усердное исполнение им пасторских обязанностей получил в награду благодарность «за аккуратное ведение документов».

    Последним священником в Язвищах вплоть до закрытия храма в конце 20-х годов XX века был Яков Петрович Осницкий (служил более 30 лет). Его жена Клавдия Тимофеевна (урожденная Храповицкая) в молодости преподавала рукоделие в церковно-приходской школе в деревне Козловка. А сын Пётр Яковлевич (умер в 1961 году) почти 40 лет проработал врачом

495

 

в каёвской больнице (см. Савичи). Ныне в Язвищах сохранился «дом доктора», где когда-то жил уважаемый всеми в округе лекарь.

    По свидетельству старожилов, до 1961 года каменный язвищский храм находился в хорошем состоянии, хотя службы в нём давно уже не проводились. Позднее началось его разграбление с целью обнаружения золота. С кладбища было похищено большинство надгробий, сдвинуты каменные плиты на могилах, искорёжены ограды. В ходе акта вандализма мародёры осквернили и цинковый гроб, в котором покоилась забальзамированная юная Софья Савич. Её останки местные жители предали земле на новом кладбище в Каёве.

    В настоящее время на погосте Язвищи помимо захоронений Савичей присутствуют могилы Мусиных-Пушкиных, Храповицких. Здесь покоятся Павел Павлович Храповицкий (1826-1912). его сестры Евгения Павловна Храповицкая-Юзефович и Екатерина Павловна Храповицкая-Кренке (1828-1868), внук Иосиф Иосифович Юзефович, а также Константин Павлович Лисовский (муж О.А. Савич), Ольга Богдановна Тиханова-Сукни (умерла в 1862 году), Осницкие, Быстрицкие и др. (см. Приложение 2).

496