Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Будем рады если Вы поделитесь информацией с сайта в Вашей социальной сети!

Просим Вас поддержать проект!

Близлежащие дворянские усадьбы

Близлежащие дворянские усадьбы

 

Усадьба Ульяново (Боровёнковское поселение) прежде располагалась неподалёку от деревни Ватагино. Когда-то владельцами усадьбы Ульяново были Зубов, Волоцкий, Бобынин, Васильев. Впоследствии её приобрёл генерал-адъютант, царский наместник в Финляндии Николай Иванович Бобриков (1839-1904).

Как финляндский губернатор Н.И. Бобриков проводил политику обрусения и административного объединения Финляндии с Российской империей путём исключительных законов, изданных без одобрения финляндского сейма. За это его убили выстрелом из револьвера 3 июня 1904 года.

При Н.И. Бобрикове в усадьбе Ульяново был разбит пейзажно-регулярный парк, спускавшийся к речке Клонинке. Здесь росли пихты, голубые ели, ясени, спиреи, персидская сирень. Зелёные лужайки парка чередовались с куртинами лиственниц, сосен, аллеями из дубов, лип и елей. В парке было вырыто несколько прудов, имелся фонтан. На Клонинке стояла плотина. Вода для хозяйственных нужд и фонтана подавалась из речки гидротараном.

Со стороны станции Боровёнка к усадьбе вела прямая берёзовая аллея, названная «царской дорогой». По ней в Ульяново приезжали митрополит Исидор, министр внутренних дел и статс-секретарь В.К. Плеве, отец Иоанн Кронштадтский, писатель К.К. Случевский и другие именитые гости.

Ещё при жизни Н.И. Бобрикова Ульяново досталось его сыну, штабс-ротмистру Лейб-гвардии конного полка Николаю Николаевичу Бобрикову. При нём старый отцовский дом сгорел, остались только 2 деревянных флигеля. В 1894 году Николай Николаевич перевёз в Ульяново из Финляндии новый деревянный дом уникальной архитектуры, выполненный в английском стиле. В нём имелось 16 комнат, в одной из которых располагалась обширная библиотека по военной литературе. В 1905 году Н. Н. Бобриков заложил в Ульянове яблоневый сад — 500 корней сорта «Антоновка».

По воспоминаниям старожилов, в имении было хорошо налажено сельскохозяйственное производство, которым руководил управляющий Александр Иванович Саарн. С 1909 года здесь на 46 десятинах пашни вёлся 6-типольный севооборот с клеверами по ржи. В 1917 году на молочной ферме при усадьбе содержались 23 коровы и 6 нетелей ярославской и холмогорской породы. Ежегодно выращивалось 6 телят. Помимо коров на ферме держали 6 взрослых лошадей местной породы, а также свиней, кур и уток. Молоко перерабатывалось в масло, а в свежем виде поставлялось в Петербург в количестве 8100 пудов в год.

Известно, что Н.Н. Бобриков пожертвовал 10 тысяч рублей на строительство духовной семинарии в Козловке, а его жена Ольга Петровна в 1897 году открыла там богадельню, на содержание которой в год расходовалось более тысячи рублей. Также стараниями отца и сына Бобриковых близ имения Ульяново в пустоши Козловка была воздвигнута каменная церковь, освящённая во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

После революции 1917 года в Ульянове существовал колхоз «Зорька». Усадебный дом Бобриковых был перевезён в посёлок Дерняки под школу, где он сгорел в 70-е годы XX века. Со временем исчезли и другие постройки бывшего имения.

Вот что можно узнать о высказываниях Н.И. Бобрикова относительно своего имения (источник: Бородкин М. Из новейшей истории Финляндии. Время управления Н.И. Бобрикова. - С.-ПЕТЕРБУРГЪ: т-во Р. Голике и А. Вильборгъ, 1905. - 482 с., 14 л. ил. : ил.; 28):

Добросовѣстное отношеніе къ служебнымъ обязанностямъ сказывается во всемъ. Н.И. Бобриковъ не повинность отбывалъ, а душу вкладывалъ въ дѣло. Для этого достаточно заглянуть въ его частную корреспонденцію. Она очень обширна и приходится удивляться, какъ онъ справлялся съ нею и находилъ для всего время. Въ письмахъ имѣются слѣдующія указанія: «Дѣла меня просто замучили и уже третій день сижу въ кабинетѣ съ докладчиками по десяти часовъ» (4 октября 1899 г.). «До того усталъ, что едва пишу» (24 мая 1900 г.). «Рябитъ въ глазахъ отъ многописанія» (17 іюня 1900 г.). «Здѣсь заботъ масса и нельзя оставить окраины» (30 ноября 1902 г.). «Работѣ не вижу и конца... Отпускъ уже въ карманѣ, а воспользоваться имъ не дозволяютъ крамольники»... (14 мая 1903 г.). «Хотѣлъ бы подышать Ульяновскимъ воздухомъ, но опасаюсь оставить край» (5 апр. 1904 г.). Когда же, наконецъ, онъ подымался въ свое лѣтнее убѣжище, то въ приказахъ значилось о присылкѣ къ нему важнѣйшихъ бумагъ. «...А затѣмъ въ деревню, — сообщалъ онъ знакомому, — но... безъ сдачи дѣлъ» (23 мая 1903 г.). Какой же это отдыхъ! «Пріѣхалъ въ деревню совершенно измученный и радъ отдохнуть» (19 іюля 1899 г.).

Эти короткія строки показываютъ, въ какомъ пеклѣ онъ находился. Дважды въ недѣлю новгородская почта доставляла въ Ульяновку пакеты съ важнѣйшими дѣлами. Отвѣта долго не приходилось ожидать. Въ его рабочемъ кабинетѣ бумаги не затеривались и не залеживались. Все велось и направлялось единой рукой и каждый изъ подчиненныхъ зналъ это.

4 іюня Н.И. Бобриковъ предполагалъ выѣхать въ Петербургъ, чтобы покончить съ вопросомъ о созывѣ сейма, а затѣмъ въ любимую Ульяновку, «если не помѣшаетъ состояніе политическаго горизонта» (12 мая 1904 г.). Подобныхъ оговорокъ онъ не забывалъ дѣлать въ своихъ письмахъ, зная среди какихъ условій онъ жилъ и работалъ. Оговорка оказалась своевременной. Въ Петербургъ его отпустили крамольники, но уже мертвымъ...

Крамольники не желали допустить торжества «бобриковской» политики, но кромѣ того они давно увидѣли, что его умъ, послѣдовательность, настойчивость и предусмотрительность таковы, что имъ не справиться съ ними иначе, какъ при посредствѣ гнуснѣйшаго убійства изъ-за угла.

 

 

 Иллюстрации из указанного выше источника

 

 

Усадьба Успенское (Боровёнковское поселение) (современный ориентир — деревня Заречная). Известно, что в конце XVIII века имение Успенское с окружающими землями было пожаловано Павлом I генералу Никитину. Вдова генерала, Наталья Гавриловна Никитина, продала в 1807 году имение Успенское с деревнями Каёво, Шарово, Горбово, Мошо(е)нка и Токарёво с пустошами Николаю Ивановичу Ванифантьеву, выручив за всё 50 тысяч рублей. Есть данные, что отец Н.И. Ванифантьева Иван Максимович занимал должность директора ассигнационного банка в Петербурге, а мать Анастасия Алексеевна (урождённая Зырина) была дочерью архиепископа Антония. Николай Иванович не имел детей, и после его смерти в 1820 году имение перешло к его сёстрам — Елизавете и Екатерине.

Екатерина Ивановна вышла замуж за Михаила Михайловича Колосова, но двое их сыновей умерли несовершеннолетними, поэтому Успенское перешло к Елизавете Ивановне Ванифантьевой (в замужестве Лисовской). Оба её сына, Николай Павлович и Константин Павлович Лисовские, служили капитан-лейтенантами на Черноморском флоте.

Николай Лисовский (ум. в 1854 году) поселился в Успенском после того, как вышел в отставку. Константин Лисовский сначала обосновался в им же построенной каёвской усадьбе Вознесенское. После смерти брата он переселился в более благоустроенное Успенское и жил здесь со своей женой Ольгой Александровной Савич (см. Савичи).

 

Источник: Страна Див. Энциклопедия Окуловского края. - СПб.: Петрополис, 2015. - 552 с.: ил.